tudym-syudym

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » tudym-syudym » межфандом » умер ты или воскрес


умер ты или воскрес

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


https://i.imgur.com/zFp0JR1.png

gorodetsky :: titov
[indent]  [indent] человек или змея
[indent]  [indent]  [indent] (каин)
[indent]  [indent] тебе кажется нужен я
[indent]  [indent]  [indent] (хозяин)

+1

2

Гесер всегда раздает абсурдные задания с самым серьезным видом. Езжай-ка, - говорит, - Антон, в Архангельскую область, там аналитики монастырь нашли, в котором чудеса случаются. Проверить нужно, чтоб исключить незаконные вмешательства Светлых, а то сам знаешь - если Завулон об этом прознает, то поставит на уши Инквизицию и компенсацию затребует.
Зачем отправлять в глушь, где на несчастных наживаются шарлатаны, одного из сильнейших и зеленых магов Москвы Антон не совсем понимал. Если Борис Игнатьевич видел в этом деле что-то серьезное, отправил бы Илью или Семена, если, напротив, это была пустышка, то заслал бы пару дозорных среднего уровня - заодно бы и прокачались. Но нет, Городецкий же в любую бочку затычка. Впрочем уже как-то даже не обидно, и повод отличный из Москвы свалить на несколько дней - жара июльская прям нагнетает, никакого спасу от нее нет.
Светка отговаривает, сетует на то, что вообще ничего не чувствует, а это даже хуже, чем опасность, маячащая где-то между линий вероятностей. Неплохо было бы еще Надюшку спросить, но ни Антон, ни Света не хотят тревожить дочь, которая сейчас с классом в Подмосковье на озерах отдыхает. Да и если бы было что-то серьезное, Абсолютная сама бы позвонила. А не она, так Кеша бы объявился - он с некоторых пор в должниках у Антона ходит. Городецкий чувствует себя инфузорией-туфелькой под микроскопом, за которой непрерывно наблюдают все кому не лень, даром что Вне категорий уже лет десять как. Но, кажется, привык к этому. Смирился. Все нормально будет, Свет, ну, - говорит, жену в лоб целуя, благодаря тем самым и за заботу, и за вкусный борщ. Но кошки на душе все-таки скребут. Антон не любит такие ощущения, но что поделать - такое у него поручение от Пресветлого.

Деловая дама по телефону говорит, что попасть в чудотворный монастырь можно только если Антон привезет с собой еще троих. В принципе условие выполнимое: он мог бы прихватить из дозорной школы на экскурсию трех свежих Иных, провести заодно экскурсию. Гесер точно не был бы против, но Городецкий слушает свой внутренний голос и никого не берет с собой. В конце концов, он всегда может внушить организатору этого тура, что вот же с ним рядом еще трое - две девушки и дружбан - все, как договаривались. Хорошо быть Высшим, а?
Эту же уловку Городецкий применяет в поезде, заверив проводницу, что он в купе с друзьями и вот все четыре билетика, так что не нужно их ничем беспокоить, пожалуйста. Женщина оказалась понятливой, так что постучала в купе только раз, предупреждая, что станция г-на Городецкого через полчаса, так что пусть он и его друзья потрудятся сдать постельное белье и приготовятся на выход. Антон со спутниками были порядочными пассажирами и сделали все как велено. Хорошая выдалась поездочка - Городецкий и отдохнуть успел, и подумать над делом, которым займется.
На первый взгляд все и правда выглядело так, что в области завелась какая-то волшебница, что добро людям делает. Пишут о месте этом, что нет ему никаких аналогов, люди с самыми страшными случаями туда едут. Пишут, правда, не те, кто лично там бывал, а какие-то третьи лица. Покуда у Антона была сеть на мобильнике он искал, искал да так и не нашел комментариев об этом самом монастыре у очевидцев и участников чудесных событий. Но ничего, на месте разберется - от сумеречного взора Иного такого уровня укрыть что-то очень сложно.

Поезд прощается с ним со скрипом, переходящим в стук по рельсам уже где-то вдали. Перрон встречает тишиной. Вокруг ни души и Антон снова смотрит на телефон в надежде увидеть заветные значки над тругольничком мобильного интернета. Нет даже связи. И как теперь позвонить в это агентство, что обещало ему незабываемый отдых вдали от мирского? Впрочем, его должны встретить, а поезд пришел на удивление раньше планируемого - как будто пытался скорее проскочить это место и дальше следовать по пунктам назначения. Городецкий вздохнул, глянул на окрестности через Сумрак скорее по привычке, чем из надобности, и не заметив ничего интересного пошел через рельсы - по ту из сторону виднелась какая-никакая дорога. Едва он вышел к ней, услышал рев двигателя и поспешно отошел в сторону, прям в траву, потому как на него выскочил огромный гелендваген. Городецкий едва не присвистнул от неожиданности - на таком звере в Москве разве что Темные гоняют.
[icon]https://i.imgur.com/VKZ7BEt.png[/icon]

Отредактировано Anton Gorodetsky (24.05.21 00:43)

+2

3

[indent] Хозяина не было больше. Вроде бы. Новый несуразный такой, неуверенный, орет постоянно, да командует. Приказы раздает, самоутверждается, священника снова к жизни вернул, вешаться запретил. Смешной. Оба они смешные, раз верят, что однажды это закончится. Деньги то горят плохо, особенно сырые, промокшие от слез. Пачки плотные купюрами набитые на столе копятся, коптятся. Сажей покрываются, а потом снова обеляются кислотой обработанные. Наивный отец Илья во все черное одет, крест целует три раза, потом на табурет залезает, а у него ножка то сломанная. Вот же незадача.

[indent] Новых мало. Иван Витальевич бесится, беснуется, снова орет. Папеньку отыскать не может, выглядит беспомощным ребенком, получившим власти кусок. Власти чужой, чуждой. Не умеет. Убивает только, но не умеет.

[indent] Машина хорошая, кстати. Досталась по наследству, выжила в потопе, вырвалась наружу с ревом диким, потусторонним. Жить хотела, наверное. Он вот тоже хотел. В леопардовой шкуре путаясь, с ней срастаясь, как клыки удлиняются ощущая. Голова ясная, явная. Нет больше в ней заразы смертельной, а все благодаря Хозяину великодушному. Душу то он забрал, но сгинул в темных водах, дно которых черной пастью изголодавшегося зверя раззявилось.

[indent] Сегодня четверых надо через границу провести. Сами не смогут, не умеют. Ходят только попусту, в тумане блуждают, да на берег выходят, забывая куда шли. Не каждому дано в Топи попасть, но раз попал, то будь добр заткнись и живи здесь, блять, долго и счастливо.

[indent] - А че один?

[indent] Из окна высунувшись, глядит хищно, выискивает. Вынюхивает даже. Отчасти. Щурится, всматривается. Какой-то нездоровый этот человек, будто не человек уже, но еще не гость. Гости вообще ничем не пахнут, став вечными заложниками неудачного случая. Им то какая разница теперь, у них то и выбора больше нет, только оставаться в деревне, пахать поля, сажать редиску. Аринка вон, приспособилась как-то.

[indent] - Ладно, садись. - Цокнув, на заднее сиденье кивает, хотя с переднего больше шансов вылететь в окно. - Это так, дикие звери тут ходят. - Заметив или выдумав взгляд незнакомца, что упал на ружье, лежащее по соседству с водителем. - Можешь взять его, если так будет спокойнее. А то еще подумаешь, что я маньяк. Пхх. Только верни потом, а то все плохо кончится.

[indent] И так плохо кончится. Для одного из них точно. Но вот что до сих пор непонятно, так это откуда берется этот ебучий тяжеловоз. Гигантский камаз, напичканный бетонной крошкой, что разлетается потом, и на трупы оседает словно снег. Прошлый Хозяин придумал. Тот еще был выдумщик, да рукодел.

[indent] Трогается с места резко, совершенно не волнуясь о пассажире. Чего о нем волноваться в самом деле. Все равно на смерть едет или в новую жизнь. Можно было уехать вовсе. Как несчастный капитан Козлов. Тот пытался, выезжал даже, но вернулся недавно окончательно, найдя здесь свою правду. Любому она найдется, главное захотеть.

[indent] - Ты. Вы. - Через зеркало проверяет, не прибавилось ли еще людей. Жаль, конечно. Иван Витальевич недоволен будет. Как и тем, что никто его хозяином не называет, привыкая еще. Это сильнее раздражает, раззадоривает. - Чего тут забыл. Забыли? Монастырь то сгнил давно, в курсе? Ну, это я так, сразу говорю, чтобы шоком не было. Хотел бы, чтобы мне тоже сказали об этом. Или нет. - Задумавшись, чешет затылок, недовольно хмыкнув. - Ладно, вы меня не слушай. Те. Я просто неверующий, а вот отец Илья у нас. Тот да. Тот прям целитель.

[indent] Звучит смешно, потому смеется. Недолго. Коротко и отрывисто.

[indent] - Я тут просто водитель. А водители просто любят говорить. Понимаешь?

[indent] Где-то через несколько километров, а если точнее на третьем повороте, их настигнет кара. Одного из них. Нескольких. Можно управление потерять, или глаза на время закрыть, снова услышав этот дикий скрежет металла о металл. Машине ничего не будет, ее вернуть потому нужно, помыть. Как раз будет чем заняться до возвращения...

[indent] - Как тебя зовут то? Меня вот Денис. А. Ну, и добро пожаловать в Топи. Тебе. Вам. У нас понравится.

Отредактировано Denis Titov (05.06.21 09:37)

+1

4

Городецкий не ожидал в этой глуши ни такой серьезной машины, ни такого молодого, совсем нетипичного для российской глубинки парня. В нем чувствовалось что-то московское, может быть питерское, но... нет, скорее именно московское. Антон-то знает в этом толк: он за свою иную жизнь много где побывал и много что видел. И видел он тоже иначе, тут дело даже не в сумеречном зрении, а в чем-то еще более тонком и чувствительном. Говорят же, что из девушки деревню не выгонишь - с Москвой это тоже работает. Парень с машиной вообще не вписывается в эту местность и это должно было настораживать.
Насторожило. Все начало настораживать Городецкого с того самого мгновения, как машина резко остановилась, поднимая с дороги пыль и камни. Он почувствовал, как Сумрак холодной волной качнулся прочь от машины как будто по инерции. Он как будто бы даже прошел через Светлого, оставляя неприятные ощущения. Городецкий кашлянул прочистив горло. Тем временем внушать парню про наличие попутчиков не пришлось - он согласился забрать и одного Антона.

- Потерялись в дороге, - соврал Городецкий, не торопясь обходя машину. Раз уж указали на заднее место, то он займет то, что по диагонали от водителя, чтоб было удобнее держать его под контролем. А то мало ли.
По дороге к двери Светлый глянул на водителя через Сумрак, чтоб проверить ауру. Такого он еще не видел - она была бледная, едва различимая - такого ему еще не доводилось видеть. В ней не угадывалось цветов, она плотно сидела на парне, как накинутый на все тело пуховый платок точайшей вязки с огромными просветами. Антон мог бы сказать, что она истлевала, но ее состояние было стабильным. Вот так феномен... но это было еще не все: Горолецкий шагнул на второй слой Сумрака и это едва не сбило его с ног. Привычные холод, тяжесть и серость мерцали красками шестого слоя, обдавая жаром и духотой с несвойственной для Сумрака скоростью. Слои менялись быстро, Антону понадобилась концентрация, чтоб успеть из первого слоя шагнуть в седьмой - в реальный мир. Даже для Высшего это оказалось испытанием и чтобы не упасть, он поставил на правое крыло руку. Все это вряд ли заметил водитель - в Сумраке время текло иначе.
Антон бросил взгляд на переднее кресло подле водителя и увидел ружье. Его хозяин тут же поспешил объясниться, но Городецкому было плевать. Он давно вышел из того ранга, где пуля способна причинить ему вред. Если только ружье не заговорено. Но магии он не почувствовал.

На лбу выступили капельки пота, которые он стер рукавом толстовки, закидывая небольшую дорожную сумку на сидение. Забрался в машину и тяжело выдохнул, прокомментировав это тем, что ему жарко. Парень должен был понимать это - сам сидел в длинной леопардовой шубе, пусть и работал кондиционер. Машина так же резко трогается как и остановилась.
- Так а на сайте все вроде прилично выглядит, свежо. Что за кидалово? - Иначе не назвать, но голос у Антона спокойный, он не возмущается, не требует остановить машину или вернуть его к перрону. Телефон все так же показывает отсутствие сети, но это не проблема, ведь Антон всегда может связаться с Гесером через Сумрак. А еще у него в сумке набор амулетов на все случаи жизни - не пропадет. Что б его не ждало в сгнившем монастыре, он не пропадет. - Прям целитель, говоришь? Как раз то, что мне нужно.
Посмотрит он на этого целителя. Со всех сторон. И что с Сумраком происходит, тоже выяснит. Теперь очевидно, что это не рядовая командировка, и что выбор Пресветлого был не случаен. Да, впрочем, Гесер ничего не делает просто так - Антон это давно понял, но иногда терял бдительность.
- Можно на ты. Антоном меня зовут. - Он еще раз посмотрел на этого Дениса - странный он. Аура все такая же, но Городецкий как будто хуже стал видеть. Не ее, а вообще все через Сумрак. Взялся линии вероятности посмотреть, и ничего - как малое дите руками воздух хватает. - Что у вас тут за чертовщина творится, а, Дениска? - Раз уж парень болтливым был, то чтоб и не воспользоваться этим? - Я бы даже сказал - хуйня какая-то.[icon]https://i.imgur.com/VKZ7BEt.png[/icon]

Отредактировано Anton Gorodetsky (25.05.21 13:32)

+1

5

[indent] По уставу положено людям мозги пудрить, да приправлять травами душистыми. Давно устав тот обветшал, обнищал. Никто на него не смотрит, делая как вздумается, поступая как захочется. Потому что здесь нет никаких правил, кроме основных, о которых не говорят уже. И так все понятно.

[indent] Ему запрещалось о монастыре говорить плохо. Либо хорошо, либо никак. Так здесь заведено, ведь кроме этой чертовой рухляди в их краях нет ничего. Избы покосившиеся, исказившиеся никому неинтересны. Москвичи не будут приезжать ради местного колорита, им чудо подавай, да салфетку не забудь подложить, чтобы не обляпались. Пока будут жрать свои же фантазии ложками.

[indent] - Потерялись. - Верить или нет, это не его работа. Его работа довести до перекрестка, замедлиться чуть, а потом смотреть как человек вроде жив, а вроде мертв становится. Много раз уже смотрел. Ничего выдающегося, просто груда костей переломанных обратно срастается, кровью наполняется, да мясом обрастает. Заурядное зрелище. - Плохо, что потерялись. Одному тебе здесь худо будет. Скучно. Сеть то у нас вон не ловит ни черта, только если к вышке подойти.

[indent] Какая разница, о чем говорить со смертником. Скоро ему этот интернет будет не нужен совершенно, куда увлекательнее станет путешествие за чудом.

[indent] - Это не кидалово, Антон, это жизнь. Ты б еще дольше к нам ехал, так вообще бы ничего не застал. - Очередной поворот сопровождается глубокой ямой, отчего машина буквально подпрыгивает. Сельские дороги. - А тебе зачем целитель то понадобился? За кого-то просить будешь, или за себя? - На самом деле неважно. Хоть за коты своего, результат один будет. - Но если информация конфиденциальная то бог с тобой. - Глухо смеется, скалится. За бутылкой тянется, но прежде чем глоток сделать своему пассажиру предлагает невзначай: - Будешь?

[indent] Хуйня не хуйня, но пора бы и честь знать. Пора бы машину на воздух поднять, да скрежетом металла насладиться, насытиться. Тоже своего рода удовольствие болезненное, ощущать как душа то растворяется, повисая в тумане прожорливом. Долго ей еще метаться, прятаться, скрываться от глаз любопытных, от рук загребущих. Беспорядочное мельтешение мошек назойливых скоро наскучит, перестанет интересовать.

[indent] - Творится здесь самое что ни на есть волшебство. Баб Нюра вон помолилась, так к ней мертвый муж пришел. Постучал в полночь, покряхтел призывно. Грязный был. В земле весь, да в копоти. Отмыла его бабка то, одела, за стол посадила, накормить хотела. А он ни в какую, представляешь. Грит, не голоден я. Грит, надо попугая завести. - Нравится байки травить столичным людям. Впечатлительным и неверующим одновременно. - На кой черт ему он сдался непонятно. Но желаниям мертвецов перечить нельзя, их лучше не злить, а то осерчают, да сожрут.

[indent] Не смеется больше. Не весело это. За такие рассказы гостям, Хозяин бы голову оторвал и псам голодным скормил. Новый так не поступит. У нового другого водителя нет, а сам он никогда за руль не сядет, чтоб души переправлять через границу. Такую явную сейчас. Антон заметить должен, как вокруг лес преображается, переодевается. Настоящим становится, оправляясь после болезни. Скоро уже поворот последний, слышно уже гул тяжеловоза.

[indent] - Почти приехали.

[indent] Грузный гомон со всех сторон налетает, настигает. Предвестник крайней черты, после которой ни один человек человеком не останется. Или наоборот, станет им окончательно. На них уже несется камаз без водителя оставшись. Никто не захотел быть там, знаете ли. Не очень это приятно каждый раз от вибрации удара вылетает в лобовое стекло. То ли дело кувырок совершить, чтобы машина на крыше стоять осталась. Перед глазами бетонная крошка летит, в нос забивается, на губах оседает. Лязг смертельный таранит, переворачивает, летать разрешая. На этом все.

[indent] Сигарет мало осталось. Опять к Аринке идти чтоб наколдовала новую пачку. И откуда она только их берет непонятно.

[indent] По уставу положено дождаться, когда люди очнутся и потом прислать Валерку с гробом. Одно и то же. Неплохо было бы сменить сценарий, но сейчас время неспокойное, нестабильное. Лучше идти по проложенной дорожке, смотреть как пассажир мечется от варианта к варианту, выбирая свой новый путь. Прислонившись спиной к дереву затягивается, гадая, какая же история постигнет их на этот раз.

+1


Вы здесь » tudym-syudym » межфандом » умер ты или воскрес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно