tudym-syudym

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » tudym-syudym » фандом » save me;


save me;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ЗАКРИЧУ В ДУШЕ — б е з з в у ч н о, НА ЛИЦЕ ПОКОЙ ХРАНЯ
https://s6.gifyu.com/images/EIP.png
ПУСТЬ НИКТО НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ЛОМАЕТ БОЛЬ МЕНЯ
lyserg diethel tamamura tamao
[flashback] [2005 г.]

[icon]https://s6.gifyu.com/images/15996a673bb8b31da.png[/icon]

Отредактировано Tamamura Tamao (11.06.21 12:05)

0

2

Она за левым плечом твоим,
Оглянись! Что же ты медлишь?

Руки от крови липкие, одежда пристала к коже, легкие бешено гоняют воздух, но кислорода все равно не хватает. В нос бьется тошнотворный запах. Смерти бояться не принято, уж точно не после всего, что они все пережили, да он и не боится ее. Смерть была его верным спутником с малых лет, едва не с младенчества, так что он привык видеть ее бледную тень над каждым, кто хоть сколько-то был ему дорог.
Убить - не то же самое, что потерять или же умереть самому. Потеряв, ты ничего не можешь с этим сделать. Убийцей же становятся в результате собственных действий. Какие бы не были обстоятельства произошедшего, обвиняемый все равно ты сам. Что чувствует убийца, в чьи планы это не входило? Что чувствовал сам Лайсерг, когда убил Брона? Что сейчас чувствует Тамао?
У Лайсерга без преувеличения дрожат колени. Увиденное прокручивается в голове на повторе, замедляя движения и притупляя реакцию. Восемь человек, разорванных на части одним взрывом чистой духовной силы, пали от руки хрупкой девушки, сейчас сидящей на полу. Длинные розовые волосы закрывают лицо, полумрак обесточенного помещения скрадывает детали, но Лайсергу кажется, что она что-то шепчет.
- Тамао, - зовет он и не узнает свой голос. Инстинкт самосохранения велит ему держаться подальше, пытается убедить мозг, что все происходящее на самом деле иллюзия. Лайсерг успешно давит его.
Как он сам спасся? Что ж, он - далеко не среднего разряда шаман, да и она - не Хао. Мастема Долким успешно закрыла его, хотя фурёку потратить пришлось изрядно. Возможно, дрожь в коленях была еще и от этого. Он отвык тратить столько сил сразу. Когда перед тобой нет настолько сильного врага, которому ты едва можешь противостоять, ты невольно расслабляешься. Со временем пришлось смириться, что в мире едва ли есть шаманы сильнее их пятерки, не для кого держать столько силы. Так думаешь ровно до того момента, как девочка, которую ты знал тихой и застенчивой, взрывается волной фурёку, сносящей все на своем пути.

Она чарует, как взгляд змеи,
Пленит, как яда глоток.

Он не представлял, что этим все кончится. Когда М давал ему это задание, он, видимо, и сам не представлял, как дела обстоят на самом деле. Дело было в пропавшем на территории штатов британском информаторе. И ладно бы если бы было подозрение на его безвременную кончину, но дела обстояли куда как хуже.
- Думаете, он перебежчик?
М прикрыл глаза на секунду, изображая кивок.
- Его лояльность никогда не подвергалась сомнениям, но он перестал выходить на связь при довольно странных обстоятельствах.
Лайсерг углубился в чтение последней страницы личного дела агента под кодовым именем "Финч". Так и есть - пропажа странная. Погибли все, кто имел хоть какой-то контакт с ним, а сам он исчез без следа. Либо его похитили, либо он сам замел следы. Лояльность шпионов измерялась количеством ошибок, ими совершенных. Сделаешь хоть что-то против приказа - и ты уже в нехорошем списке. Лайсергу приходилось таких ловить уже несколько раз с тех пор, как он поступил на службу, поэтому он не был удивлен, что подобное задание поручили именно ему.

Что ж, его путь лежал в Штаты. Найти цель было сложно несмотря на то, что данных о нем было более чем достаточно. Лайсергу хватило бы и фотографии, если бы речь шла об обычном человеке. Если цель невозможно найти, значит, она либо мертва, либо хорошо прячется. Лайсерг склонялся к первому варианту, а потому вспомнил свой старый метод поиска - не можешь найти свою цель, найди тех, кто знает о ней. Так, человек за человеком, нить за нитью, он и вышел на Финча. Тогда и стало ясно, почему и как именно он прятался...

Она легка, как последний вздох.
Танцуешь со смертью, мой маленький бог.

- Тамао!
Дител оказывается возле девушки быстрее роя собственных мыслей и опасений. Рациональная его часть уступила место банальному страху потерять еще кого-то, даже если они с Тамао не были особо близки. Плечи Тамамуры, едва прикрытые тонкой тканью платья, холодные и мелко дрожат, а сама она не двигается, пребывая в ступоре. Лайсерг падает на колени перед ней, берет лицо в ладони и со внимательностью врача рассматривает его. Взгляд Тамао мутный и неподвижный, сама она выглядит так, будто сейчас упадет в обморок. Этого допустить никак нельзя.
- Посмотри на меня, пожалуйста. Ты меня слышишь?
В безуспешных попытках достучаться до нее Лайсерг легонько встряхивает ее за плечи, но ни это, ни мягкие оклики не помогают. Остается один маленький трюк, который он в свое время вычитал в записях отца. Конечно, полноценным целительством это нельзя было назвать, так, тонизирующая практика, но самому Лайсергу нередко помогало привести мысли в порядок и расслабиться. Сейчас рэйрёку Тамао пребывала в хаосе, а теле пережило огромный стресс. Прикрыв глаза, Дител сосредотачивается и передает капельку фурёку в ее тело, помогая восстановить правильный поток. Судя по прояснившемуся взгляду, это хоть немного, но помогает.
- Ты в порядке? Слышишь меня? - он снова зовет, и теперь слышит себя тоже. До этого момента он не замечал, как сильно звенело в ушах. Теперь же звон стал утихать, и он стал слышать не только сбитое дыхание двоих до смерти напуганных шаманов, но и приближающиеся звуки полицейских и пожарных сирен. Им нельзя здесь оставаться.
- Нам нужно уходить, - он торопливо ставит Тамао на непослушные ноги и пытается увести прочь. О том, что сейчас произошло, и как с этим теперь быть, он решает подумать потом, когда они оба будут в безопасности.

Иди ко мне.
Будь рядом со мной.

+1

3

возьми меня за руку и уведи
где рядом с тобой обрету свои крылья.

[indent] Шок. Ужас. Оцепенение. Дрожь незримой волной прокатилась по всему телу, отдаваясь импульсами, на подобии электрических, чуть ли не в каждой клеточке. Доселе она никогда ничего подобного не испытывала, потому что... никогда не была убийцей. Помнится, во время турнира, будучи тогда ещё несмышлёной девочкой, Тамао не в силах была до конца досматривать сражения Хао или Жанны, всякий раз лицом в плечо рядом сидящей Аны утыкаясь, лишь бы только глаза её не видели смерти тех, кому не посчастливилось стать их противниками. Ей волнительно и страшно было от этого. Ведь ей всегда говорили, что убивать - нельзя, что это плохо, низко и вообще пользы не принесёт никому. И Йо, её первая [и настоящая, как думала раньше] любовь, был особо ярым приверженцем сего суждения, в правильности которого у Тамамуры сомнений не было. Она ведь добрая, а добро путём убийств не достигается не при каких обстоятельствах. Помнится, после всех увиденных кровавых зрелищ, впечатливших тонко-чувствующую натуру девочки, она тогда подумала: "Если бы у меня было столько сил, то я бы тратила их не на убийства, а на пользу миру" - но могла ли она тогда себе вообразить, что заполучив таковую, тоже опустится до того, за что в сердцах не одобряла действия тех же Хао и Жанны в период турнира? Даже в самых смелых фантазиях не мыслила о подобном. А что сейчас? А сейчас уже слишком поздно об этом задумываться. Что случилось, то случилось. Время вспять не повернуть и по типу кассетной плёнки, отмотать назад невозможно.

Тамао уже давно не та девочка, которую все во время турнира знали. Она во всех смыслах очень сильной успела стать, но юность лет всё же сказывалась ещё. Её возможностям принципиально иного уровня начали обучать с пор недавних, как только в Соединённые Штаты прибыла и в водах Атлантики поплескаться успела, которые она постигала успешно. Анна I в ней недюжий потенциал разглядела и под крыло своё взяла, попутно секрет своей силы поведав и завесу, отделяющую мир бренный от базы Великого Духа открыв. Но не успела первая из Итако объяснить ещё своей новоявленной ученице одну вещь очень важную перед тем, как та вобрала в себя столько фурёку, сколько из ныне живущих даже мечтать не может, хотя для Великого Духа, конечно, это лишь капля в бескрайнем океане. Но самое страшное было в том, что Тамамура понятия не имела, сколько ей зачерпнуть в себя удалось. Прилив сил она ощущала, безусловно, но ей не представлялось, что это нечто в масштабах пугающих. Она даже наружу выплёскивать не собиралась всё это по причинам вполне обоснованным, являясь не дурой отнюдь, но... обстоятельства с ней злую шутку сыграли. Да, конечно, девушка защищалась лишь, убить себя не давая, но оправдывать себя этим желания не было. Убийство есть убийство, каким бы оно ни было. Такой грех ничем не отмыть. Грешник раз - грешник навсегда.

[indent] Шок. Ужас. Оцепенение. Тамао на колени упала, крепко рукоять катаны сжимая, которая в кожу до крови впиться грозилась. Но она боли не чувствовала от слова совсем. Она отключилась как будто, не воспринимания ничто. Вокруг трупы и хаос. Энергия из чистейшей фурёку всё на своём пути снесла, даже духов-хранителей оппонентов уничтожив. Таков абсолютный Шунджен - страшный и беспощадный. Тамао великого шикигами уже довольно давно на постоянной основе использует, сумев полноценно раскрыть его силы, как духа, и про Шунджен знала давно, который так же в ход неоднократно пускала, но не подумала о том, как эта техника может сработать при наличии не просто большого, а пугающе огромного уровня фурёку, которое на время, чисто для пробы повысила. Вот так и совершила роковую ошибку, за которую теперь душевными муками будет расплачиваться, ведь она убивать не хотела. Тамамура просто защититься пыталась, но эта её попытка из под контроля вышла и поэтому теперь она сидит и осмыслить не может, как так и почему. В её голове сотни вопросом в хаотичном ворохе друг с другом переплелись и расплетаться не хотят совершенно. Сознание Тамао - слишком воспалено. Слишком обескуражено. Слишком уязвимо. Кажется, что если до него докоснуться, то оно на осколки вдребезги разлетится и пылью по ветру пустится, но это не так.

Голос Лайсерга до её ушей не сразу доносится, но всё же - именно он из под жёсткого натиска тревоги выдёргивает девушку подсознательно. Не заметила она и то, как молодой человек перед нею присел и лишь когда пальцы его до побледневшего лица дотронулись, заставляя оное слегка приподняться, Тамамура с взглядом его встретилась. Ясные, как утреннее небо глаза смотрели прямо в её - кроваво-алые, но отнюдь не ясные, а стеклянные. Да, она его слышала, видела и чувствовала, но до сих пор в себя до конца прийти не могла. Плечи дрожали по-прежнему, словно от дуновения холодных ветров, коих не было здесь и сейчас. Её холод - внутренний. Ей страшно. Ей боязно. Её страх - перед самой собой. Что это? Говорят, что так и превращаются со временем в монстров. А ведь не так уж давно эта девушка пребывала в состоянии очень близком к безумию - очень близком к тому, в котором наверняка находился некогда и сам Хао в период своей самой первой жизни, потеряв родную мать по вине людской жестокости. Тамао же названного отца утратила и тоже из-за глупой жестокости простых смертных. Она жаждала мести и крови после того, как все слёзы кончились. Она по заслугам воздать хотела тем, по чьей вине Микихиса погиб и она бы скатилась во тьму тягучую уже тогда, если бы не Рю. Он вовремя рядом с юной особой оказаться сумел, оказав ей поддержку и помощь посильную. Умемия мысль тогда донёс до Тамао о том, что убийство - не выход, а коли эмоции не дают по ночам засыпать спокойно - нужно их выпустить. Рю на время её под своё крыло взял и всё время рядом находился, поскольку следить обещал за тем, чтобы Тамамура за грань не вышла случайно. И она от чистого сердца мужчине благодарна была за то, что душу её сумел сберечь от ужасного. Рюноске вообще очень близким и дорогим другом для юной коккури стать успел, но здесь и сейчас его не было, а помощь ей - необходима как никогда была. Он бы точно до её сознания достучаться сумел, но сумеет ли Лайсерг?

[indent] Шок. Ужас. Оцепенение. Подчас словами известными передать невозможно всю ту фантасмагорию эмоций, которую Тамамура на данный момент испытывает. Дажё лёгкая встряска за плечи не помогает и всё же, девушка руки парня отчётливо на себе ощущает и они тёплые очень, а именно тепло ей и требовалось сейчас - оно даже успокоить могло, если бы только его не было столь мало, а потому этот импульс прошёл мимо сознания Тамао. Однако то, что произошло дальше - уже никак проигнорировать было нельзя. В неё как будто влился лёгкий заряд электричества, незримой молнией вдоль позвоночника мурашками пробежав, что и заставило по итогу Тамао глаза сызнова распахнуть и воздух вобрать в свои лёгкие. Она - очнулась. Но пришла ли в себя? Нет, пока что. Слишком рано ещё. От шока не отходят столь быстро и всё же, она - воистину жива. Благодаря Лайсергу. Если бы не он, то неизвестно, чтобы дальше с нею было. Он если не лучом света во тьме гнетущей был, но отголоском чего-то такого тёплого и душевного, точно являлся.

- Я.., - дыхание напрочь сбито, но Тамао всё равно что-то сказать пытается. В порядке ли она? Скорее нет, чем да. Но Дител таки из ступора её вывел, а это уже почти половина успеха. Однако, слова склеиваться в предложения упорно не желают, а потому девушка не знает, что в ответ сказать, хотя и голос ранее подала, что, опять-таки, тоже неплохо. Понимала ли она, что происходит? Лишь отчасти. Всю тяжесть содеянного - осознавала за собой полностью, но от всего остального - отгородилась бы словно. Тамамура до сих пор в дымке своеобразной прострации пребывала и оттого не сразу услышала звуки сирен за спиной своей, которые с каждым мгновением всё более отчётливыми становились и это ни могло ещё большую тревогу не нагонять. Не будь на данном этапе с ней Лайсерга, то беды не избежать бы было. Сама судьба ей послала его, не иначе.
Парень кое-как на ватные ноги Тамао поставил и за запястье свободной руки схватил крепко, но вместе с тем и не грубо отнюдь. Ладонь его тёплая была и девушке своей её коснуться хотелось, попутно пальцы воедино с чужими сплетя не только для цепкости пущей, но и просто потому, что тепло это то, в чём она так нуждалась сейчас.
- Куда мы? - и вот теперь Тамамура окончательно вернулась "в сознание", начав ногами шевелить резво, дабы Дител не тянул её на себе, как какой-то груз в виде безжизненного мешка.

возьми меня за руку и уведи
в тишину и покой, где нас не сыщут с тобой.

[icon]https://s6.gifyu.com/images/15996a673bb8b31da.png[/icon]

Отредактировано Tamamura Tamao (11.06.21 12:05)

0

4

Еще не поздно настроить скрипку,
Взять верную ноту, исправить ошибку

Лайсерг смотрит Тамао в глаза, а рядом едва слышно трепещут призрачные крылья Морфин. Она тоже хочет помочь, но ей вряд ли по силам привести в чувства того, кто только что раскроил свою жизнь на две половины. Лайсерг не помнит, что чувствовал сам, когда лишил Брона жизни. Ему тогда нельзя было думать об этом. Нельзя было переживать, даже осознать содеянное означало пошатнуть спокойствие духа. А потом всех Патчей вернули к жизни, и произошедшее стало казаться дурным сном. Поэтому он понятия не имел о том, что сейчас чувствует Тамао. Все, что он может - взять ее за руку, крепко сплести с ней пальцы и увести подальше от картины чудовищной расправы.
Она - сильная. Еще несколько секунд, и она уже идет сама, не волочится следом безжизненным грузом.
- Куда мы?
- Для начала, подальше отсюда.
Он уже знает, как уходить, чтобы не было погони, а потому ведет ее наверх. Лестница под ногами покрыта трещинами от недавнего взрыва (а так это после в прессе и назовут - "взрыв бытового газа"), подниматься по ней страшновато, но еще страшнее остаться на месте. Они взбегают по ступенькам на крышу здания. Лайсерг ненадолго отпускает Тамао, подходит к парапету и смотрит по сторонам, прикидывая маршрут. Вниз дороги нет - полицейские машины заполонили переулок, сирены воют не прекращая, пожарная машина пробивается ближе к зданию. Остается только путь по крышам. Лайсерг не медлит - он снова берет девушку за руку, подводит к краю крыши, обнимает за талию и прижимает к себе.
- Держись крепче. И не бойся, - говорит он, а затем с помощью маятника перебрасывает их на соседнюю крышу.
Полет выходит недолгим и стремительным, приземление - как всегда, очень мягким. Морфин в своем репертуаре - сама контролирует длину и натяжение струны так, чтобы перемещение было максимально комфортным. Лайсерг прячет маятник в рулетку и замирает, чувствуя, как Тамао в его руках мелко дрожит после пережитого. Она не успокоится еще долго, это нормально, но Дител все равно не спешит разжимать объятия сразу, надеясь, что толика его тепла хоть немного, но поможет ей. Тамао сильная и справится, но она этого не заслужила.
Когда-то, еще во время турнира, она дежурила возле его постели, когда Лайсерг сражался с Мастемой в аду, и все, чем он мог ей тогда отплатить - это укрыть ее, спящую, пледом перед уходом. Теперь у него есть возможность ответить на ее заботу как следует.
- Все хорошо? - Лайсерг отходит на шаг - джентльмен не должен нарушать личное пространство леди больше, чем этого требует ситуация. - Идем скорее.
Он вновь берет ее за руку и спешит увести прочь.

У него есть конспиративная квартира здесь, в Чикаго. Одна из немногих прелестей и, вместе с тем, сложностей его работы - все незначительные детали вроде кратчайшего пути "домой" или расположения ближайших обзорных точек ты должен запоминать с первого раза, чтобы сразу же по приезде слиться с толпой и не выглядеть потерянным туристом. С другой стороны, в каких только шикарных апартаментах ему не доводилось "жить". Сейчас повезло не меньше - квартира, уже много лет успешно служившая укрытием для многих его коллег, оказалась огромной по площади студией с новейшим ремонтом и звуконепроницаемыми окнами. Здесь может происходить что угодно, и соседи ничего не заподозрят. Никаких камер в коридоре, плохое освещение. Здесь царит чувство безопасности. Прежде, чем отпустить Тамао свободно ходить по квартире, Лайсерг отпускает Морфин на дежурную проверку периметра. Фея возвращается через пару секунд и докладывает - жучков и скрытых камер нет, можно расслабиться. Лайсерг отпускает ее виться вокруг куста гардении на подоконнике, а затем, наконец, выпускает руку Тамао из своей.
- Извини за всю эту скрытность. Никто не должен знать, где мы, - говорит он приглушенно, повышая голос лишь, когда отходит от входной двери. - Ты, наверное, очень устала. Можешь принять душ, а я пока сделаю нам чаю, хорошо?
В его голосе сквозит забота, а из мыслей никак не уходит картина объятой призрачным пламенем шаманки, разрывающей недругов в клочья одной силой мысли. Как ни погляди, сейчас перед ним - обычная напуганная девушка, которую следует успокоить и отпоить горячим чаем. Дител показывает Тамао ванную и тепло улыбается:
- Если что, кричи. Я буду тут.

0


Вы здесь » tudym-syudym » фандом » save me;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно